Игорь Глуховский (gluhovski_igor) wrote,
Игорь Глуховский
gluhovski_igor

Category:

Сергей Миронович Киров. Астрахань в 1919 году.Огонь Гражданской войны. часть 2


11-я Красная Армия, дезорганизованная предательством своего командующего, бывшего хорунжего царской армии И. Л. Сорокина, одолеваемая сыпным тифом, с боями отступала к Астрахани.В январе 1919 года Орджоникидзе телеграфировал Ленину: «XI армии нет. Она окончательно разложилась. Противник занимает города и станицы почти без сопротивления».В самой Астрахани также разразилась эпидемия тифа.

Несмотря на превентивные меры, принятые реввоенсоветом Каспийско-Кавказского фронта (командующий М. С. Свечников, особоуполномоченный Реввоенсовета республики С. Е. Сакс, председатель РВС фронта А. Г. Шляпников), предотвратить выступление заговорщиков в городе не удалось. Оно произошло в ночь на 12 января 1919 года. Начались кровопролитные уличные бои. Активно участвовала в подавлении мятежа и.Е. Б. Бош.

В начале февраля 1919 года заговор был ликвидирован. Александра Шляпникова и Евгению Бош вскоре отозвали в Москву.В создавшейся обстановке в Астрахани нужен был новый человек: энергичный, выдержанный, волевой, решительный, не амбициозный.Выбор руководства страны пал на Кирова.

И все-таки почему именно он? Никаких документов, проясняющих это решение председателя ВЦИК Свердлова, нет. В связи с этим можно высказать только предположение. Свердлов и Сталин, безусловно, встречались с Сергеем Мироновичем в 1918 году, когда он дважды приезжал в Москву. Нельзя исключить, что его организаторские способности, настойчивость, решительность, контактность, проявленные при формировании воинских эшелонов для Северного Кавказа, произвели на них благоприятное впечатление. Не следует забывать, что Киров принимал участие в работе V и VI Всероссийских съездов Советов, причем в последнем в качестве делегата от Северного Кавказа.

Оказал определенное влияние, по-видимому, и факт длительного проживания Сергея Мироновича в этом регионе, знание им конкретной обстановки, обычаев, традиций горцев, казачества. Все это, несомненно, на мой взгляд, учитывалось при предложении Кирову «возглавить оборону города и края».

Вместе с тем ЦК РКП(б), Совнарком предпринимают и ряд других мер для укрепления руководящих кадров Астрахани и края.Председателем реввоенсовета Каспийско-Кавказского фронта вместо отозванного Шляпникова становится Константин Алексеевич Механошин — член партии большевиков с 1913 года. Начальником особого отдела Каспийско-Кавказского фронта назначается Георгий Александрович Атарбеков, член партии с 1908 года. Он же возглавил и чрезвычайную комиссию Астрахани.

Ленин внимательно следил за развитием событий в этом регионе. Еще до приезда Кирова он требовал принять беспощадные меры против трусов и немедленно выявить надежнейших и твердых людей для организации защиты Астрахани.

11-я Красная Армия, потерпев поражение в конце декабря 1918 — начале января 1919 года от деникинских войск, отступала в двух направлениях: через Кизляр к Астрахани и за реку Маныч к 10-й Красной Армии. Она несла огромные потери в живой силе и технике. Из 120 тысяч бойцов в Астрахани собралось меньше половины. В основном — раненые и больные тифом. В феврале 1919 года 11-я Красная Армия практически перестала существовать. Реввоенсовет республики поставил задачу переформирования армии.

Теперь фронт вплотную подошел к Астрахани. Положение в городе продолжало резко ухудшаться, недовольство населения отсутствием продуктов питания, медикаментов, задержкой в выдаче заработанных денег, постоянными реквизициями со стороны власти тех продуктов, которые горожане собирали на своих огородах, служило питательной средой для распространения разнообразных слухов.

В связи с этим в Астрахани объявляется чрезвычайное положение. На объединенном заседании Астраханского губкома РКП(б), губисполкома, реввоенсовета Каспийско-Кавказского фронта, Совета профсоюзов принимается решение: создать в городе Временный военно-рево- люционный комитет (ВРК). В него вошли Киров, Н. Н. Колесникова, И. Я. Семенов, Ю. Ферд, Ф. А. Трофимов и Ю. П. Бутягин, прибывший в город в составе кировской военной экспедиции.

Создание ВРК, его состав были одобрены Москвой.Можно предположить, что инициатива создания подобного органа в Астрахани вообще исходила из центра и, направляя К. А. Механошина в Астрахань, ему были даны какие-то инструкции по этому вопросу. Механошин прибыл в Астрахань в середине февраля 1919 года. И почти сразу же пошли разговоры о ВРК, а ВРК непосредственно подчинялся реввоенсовету Каспийско-Кавказского фронта. А ведь после Октябрьской революции большевики не прибегали к созданию подобного органа до астраханского случая. В пользу версии, что инициатором создания ВРК выступала Москва, свидетельствует и тот факт, что еще 23 февраля, за два дня до официального создания ВРК астраханская газета «Коммунист» опубликовала его обращение «Ко всем рабочим и трудящимся Астраханского края». Оно объявляло: вся полнота власти в губернии перешла в руки ВРК. Это продиктовано исключительным положением, которое переживает Каспийско-Кавказский фронт и прифронтовая полоса, и необходимостью полной централизации. В качестве первоочередной задачи ставилось преодоление продовольственного кризиса, равномерное распределение продуктов. «Все население должно быть строго разделено на категории в зависимости от степени своего труда».

Вторая главная задача, — указывалось в обращении, — работа для армии, дать ей продовольствие, обеспечить спокойное пребывание в городе больных бойцов.27 февраля в Астрахани был опубликован приказ № 1 Временного революционного комитета. Его подписали С. Киров, Ю. Бутягин, Ю. Ферд. Этот приказ предписывал губернскому продовольственному комитету и всем другим продовольственным организациям сократить хлебный паек: первой категории населения выдавать по одному фунту, второй — 1/2 фунта и третьей — 1/4 фунта. Одновременно предлагалось в два раза увеличить рыбный паек.

Но меры, принимаемые ВРК по разрешению социально-политического кризиса в городе, не смогли остановить недовольство населения.В Астрахани началось противостояние двух сил: с одной стороны — ВРК, реввоенсовет и командование Каспийско-Кавказского фронта, губком РКП(б); с другой — белое движение, объединившее вокруг себя всех противников советской власти. И те и другие готовились к решительной схватке, стремились привлечь на свою сторону население города: рабочий класс, трудовое казачество, расквартированные там армейские части, женщины, молодежь.

Белые офицеры разработали план вооруженных действий в Астрахани: захват ВРК, губкома РКП(б) и всех его структурных подразделений, разгром Советов, уничтожение штаба Каспийско-Кавказского фронта. План включал также широкую дезинформацию среди населения, раздувание недовольства состоянием снабжения города, привлечение на свою сторону 45-го стрелкового полка...

Об этом плане стало известно коммунистам города. Астраханский губком РКП(б), губисполком, реввоенсовет фронта, ВРК предпринимают контрмеры. В Самару направлены специальные гонцы за хлебом, укреплялись два самых надежных полка — мусульманский и железнодорожный, формировались коммунистические отряды, цементировалась Астраханско-Каспийская флотилия, развернулась кипучая деятельность по формированию 11-й Красной Армии на основе воинских частей и соединений, находящихся в Астрахани. По распоряжению Кирова у местной буржуазии были реквизированы дома, медикаменты, запасы продовольствия для обеспечения больных и раненых бойцов. Киров обратился к женщинам города с призывом оказать бойцам помощь: дежурить в госпиталях, шить обмундирование для красноармейцев. Обращаясь к врачам, медсестрам, он просил их отдать весь их опыт, знания для борьбы с тифом. Благодаря огромной административной и пропагандистской работе ВРК в Астрахани создаются стационарные госпитали, четыре госпитальных корабля, четыре дезинфекционных отряда.

В марте 1919 года 11-я Красная Армия была воссоздана, с подчинением главкому республики. Ее новым командующим стал Н.А.Жданов. Киров вошел в состав реввоенсовета 11-й Красной Армии: сначала — заведующим политотделом армии, а затем с мая 1919 года стал членом РВС.Почти ежедневно Киров, как и другие руководители города, выступал на митингах и собраниях, призывая трудящихся не поддаваться на провокации, соблюдать революционную дисциплину, спокойствие и порядок, отказываться от участия в забастовках, рассказывал о тех мерах, которые предпринимались большевиками для улучшения социально-экономической обстановки в Астрахани.

Но все чаще и чаще рабочие на митингах выдвигали лозунг: «Долой комиссаров!», создавали стачечные комитеты, грозили начать забастовку и даже объявляли дату — 10 марта.Для предотвращения беспорядков экстренно создается военный совет обороны Астрахани в составе Ю. П. Бутягина (председатель совета и одновременно зам. председателя ВРК), А. Антонова и П. Чугунова. Петр Петрович Чугунов — член партии с 1905 года, рабочий, унтер-офицер царской армии, был активным участником революционного движения именно в Астрахани. Член Астраханского губисполкома с 1918 года, он был также военным комиссаром города, с февраля 1919 — Каспийско- Кавказский краевой военком, немного позднее — начальник гарнизона Астрахани.

7 марта военный совет обороны города, реввоенсовет Каспийско- Кавказского фронта, его особый отдел и астраханская ЧК вводят в городе чрезвычайное положение. Город разделили на шесть районов, во главе которых стояли военные комендатуры. Была произведена чистка командного состава 45-го стрелкового полка.8 марта Временный революционный комитет выпустил обращение к населению за подписью Кирова — не поддаваться на провокации, сохранять порядок и стабильность в городе.Но было уже поздно....

Рано утром 10 марта заводские гудки известили о начале забастовки. Предприятия остановились. Рабочие вышли на улицу. В их рядах, обрядившись в рабочие спецовки, находились и офицеры. Смешавшись с толпой, они устраивали импровизированные митинги, призывали «бить комиссаров», грабить лавки, магазины, склады. На ряде церковных колоколен установили пулеметы.

ВРК, Астраханский губком РКП(б), реввоенсовет Каспийско-Кавказского фронта встревожило участие многих рабочих, жителей города в мятеже. Поэтому сначала решили для разгрома демонстраций, митингующих, прекращения забастовки не прибегать к оружию. На улицу вышли сотни коммунистов города (на 1 января 1919 года в городе их насчитывалось около 5 тысяч, к марту — 5432 человека). Они разъясняли суть происходящих событий, разоблачали провокаторов, вели беседы об обстановке в стране. Одновременно был опубликован приказ реввоенсовета Каспийско-Кавказского фронта и ВРК за подписью Константина Механошина, Сергея Кирова и Сергея Сакса. Астрахань объявлялась на осадном положении. Всем предписывалось немедленно вернуться на работу. «У всех отказывающихся работать немедленно отобрать продовольственные карточки», всех «сопротивляющихся советской власти расстреливать на месте... Особому отделу немедленно произвести самое строгое расследование и всех виновников предать суду военно-полевого революционного трибунала».

Агитаторы большевиков и жесткие слова этого приказа сыграли свою позитивную роль. К трем часам дня рабочие, женщины, часть населения, ставшие жертвами провокационных слухов, сплетен, клеветы, в основном покинули улицы.

Но надо сказать, что момент для мятежа был выбран удачно. 11-я Красная Армия переформировывалась и еще не набрала боеспособности. Артиллерия у красных была, но не было артиллеристов, малочисленны были и их воинские силы. Поэтому уже 10 марта мятежники достигли определенных успехов. Они разоружили почти полностью 45-й стрелковый полк, захватили милицию 6-го участка, один из райкомов РКП(б). Их отряды, сформированные в основном из офицеров, юнкеров и вставшей на их сторону части населения, стали Окружать район размещения губкома РКП(б), губисполкома, ВРК, штабы реввоенсовета Каспийско-Кавказского фронта и Астраханско-Каспийской флотилии. Ожесточенно и методично они обстреливали здания из пулеметов, установленных на колокольнях.

И тогда, в 15 часов 30 минут появился второй приказ реввоенсовета, подписанный Кировым: «Приказываю беспощадно уничтожать белогвардейскую сволочь, применяя все виды обороны, имеющиеся в нашем распоряжении».В городе начались кровопролитнейшие бои, потери с обеих сторон были громадны. Казалось временами, что белые вот-вот возьмут верх. И все-таки поздно вечером 11 марта мятеж был подавлен. В ночь на 12 марта начались аресты заговорщиков и сочувствующих им.

Утром 12 марта за подписью Механошина, Сакса и Кирова появился новый приказ. Он гласил: «В целях немедленного восстановления революционного порядка... 12 марта в 12 часов дня на всех фабриках и заводах Астрахани и во всех учреждениях должны явиться все рабочие и служащие для регистрации комиссарами и фабрично-заводскими комитетами совместно с представителями совета профессиональных союзов... Не явившиеся для регистрации немедленно лишаются своих продовольственных карточек... Наблюдение за революционным порядком остается в руках Совета обороны Астрахани — т. т. Бутягина, Антонова, Чугунова, которым вменяется в обязанность самым беспощадным образом расправляться со всеми, противящимися установлению порядка. На продолжающиеся выстрелы из домов нужно отвечать уничтожением домов».

В приказе далее отмечалось: «... организаторы мятежа — белогвардейцы и шкурники... думали на несознательности некоторых групп рабочих и на крови защитников рабоче-крестьянских идеалов создать благополучие для остатков буржуазии, мародеров и гнусных предателей революции...вдохновленные золотом английских империалистов, они надеялись захватом Астрахани запереть Советскую Волгу. Но тяжелая рука революции беспощадно разбила все их планы».

В астраханских событиях марта 1919 года жестокость, беспощадность к противнику, мнимому и настоящему, проявили обе стороны. Красные и белые в этом были одинаковы.Белые топили красноармейцев, коммунистов в Каспии, спускали под лед Волги, для чего заставляли предварительно своих жертв рубить проруби, вешали, расстреливали. В книге «Очерки истории Астраханской организации КПСС» приводятся данные белого террора — 1700 человек. ВРК Астраханского края создал специальную комиссию для торжественных похорон «павших в борьбе с белыми бандами 10 и 11 марта». Семьям погибших была оказана помощь.

Красные тоже расстреливали, причем не только белых офицеров, но всех, кто, по их мнению, участвовал в мятеже или поддерживал мятежников. Выпячивание беспощадности красных в подавлении мятежа, на мой взгляд, необъективно. Более того, вряд ли правомочно приводить без всяких комментариев слова известного историка Мельгунова.
Сергей Петрович Мельгунов издал свою Книгу «Красный террор» в Берлине в 1923 году в накаленной исторической обстановке, когда в Лозанне «белый» террорист Конради убил советского дипломата В. Воровского, объяснив свой поступок желанием «отомстить большевикам за зверства ВЧК». Сам автор книги — убежденный противник большевизма. Его труд. — как пишут авторы послесловия к вышедшему и у нас не столь давно изданию этой книги — «откровенно пристрастный, во многом компилятивный, часто использующий источники без должного критического осмысления (см., например, явно завышенные количественные параметры репрессий, полученные простым суммированием чужих оценок)»1.

Вот описание Мельгуновым подавления красными мятежа в Астрахани в марте 1919 года.«Десятитысячный митинг (10 марта. ) мирно обсуждавших свое тяжелое материальное положение рабочих был оцеплен пулеметчиками, матросами и гранатниками. После отказа рабочих разойтись был дан залп из винтовок. Затем затрещали пулеметы, направленные в плотную массу участников митинга, и с оглушительным треском начали рваться ручные гранаты.Митинг дрогнул, прилег и жутко затих. За пулеметной трескотней не было слышно ни стона раненых, ни предсмертных криков убитых насмерть...Город обезлюдел. Притих. Кто бежал, кто спрятался... Не менее двух тысяч жертв было выхвачено из рядов рабочих.Этим была заложена первая часть ужасной Астраханской трагедии.Вторая — еще более ужасная — началась 12 марта. Часть рабочих была взята „победителями” в плен и размещена по шести комендатурам, по баркам и пароходам... В центр полетели телеграммы о „восстании".

Председатель Рев. Воен. Совета Республики Л. Троцкий дал в ответ лаконичную телеграмму: „расправиться беспощадно“. И участь несчастных пленных рабочих была решена. Кровавое безумие царило на суше и на воде...
Один из рабочих, оставшийся незамеченным (в трюме. — А. К.) где-то около машины и оставшийся в живых, рассказывал, что в одну ночь с парохода „Гоголь" было сброшено около ста восьмидесяти (180) человек...Точную цифру расстрелянных можно было бы восстановить поголовным допросом граждан Астрахани. Сначала называли цифру две тысячи. Потом три... Потом власти стали публиковать сотнями списки расстрелянных „буржуев”. К началу апреля называли четыре тысячи жертв. А репрессии все не стихали".

Безусловно, точную цифру расстрелянных и погибших в марте 1919 года в Астрахани с той или с другой стороны установить невозможно, ибо ни белые, ни красные не составляли точные списки своих жертв, не вели их учет. Жертв было много с обеих сторон. Шла гражданская война, каждая сторона отстаивала свои цели, прибегая к насилию, не только по отношению к своему вооруженному противнику, но и непосредственно к населению. Ярый противник большевизма С. П. Мельгунов считал виновниками насилия только большевиков. По всей вероятности, так же мыслит и Ефимов. В неоднократно цитируемой мной статье он говорит о «беспощадности» большевиков, в частности Кирова, в подавлении мартовского астраханского мятежа.

25 апреля 1919 года Временный военно-революционный комитет Астраханского края прекратил свое существование. В Москву отзываются Надежда Колесникова (председатель губкома РКП(б)), Иван Бабкин (чрезвычайный уполномоченный ЦК РКП(б) и Совнаркома), Юрий Бутягин (председатель Совета обороны Астрахани).Реввоенсовет РСФСР, продолжая укреплять оборону Астрахани и края, проводит ряд структурных преобразований. В конце марта ликвидируется Каспийско-Кавказский фронт, его войска и соединения входят в состав формирующейся 11-й Красной Армии. Председателем РВС армии назначается К. А. Механошин, членами РВС — С. Е. Сакс и С. М. Киров (май-июнь 1919 г.).

Между тем в Астрахани начинается новый конфликт. На этот раз его героями стали председатель Астраханской ЧК Атарбеков и командир одной из дислоцированных в крепости рот, член губисполкома города, военный комиссар Астрахани М. Л. Аристов. Конфликт (так же как и в январе 1919 г.) возник из-за подчиненности властных органов. Почему чекисты Астрахани подчиняются непосредственно Москве — Всероссийской Чрезвычайной Комиссии, а не местным органам — губкому РКП(б), губисполкому, губвоенкому. Определенную роль в столкновении сыграли и характеры Атарбекова и Аристова. Оба отличались невероятной вспыльчивостью и амбициозностью. Зародившись еще в мае, конфликт достиг апогея к середине июля 1919 года. Возможно, его развитию способствовало и то обстоятельство, что Механошин находился в Москве, и повлиять на обоих «буянов» из остававшихся в Астрахани руководителей никто не смог.

Киров занимался укреплением 11-й Красной Армии, и это отнимало у него почти все время и силы. О разгоревшемся конфликте он проинформировал Механошина и, вероятно, предложил отозвать из города Атарбекова. Косвенным подтверждением этого служит телефонограмма, адресованная Сергею Мироновичу, за подписью Механошина из Москвы: «Желательно, чтобы Атарбеков приехал для совместной работы с нами. ЦИК на это высказывается в обратном смысле. Сообщите положение в Астрахани. Завтра после переговоров с Лениным перед отъездом я вас обо всем информирую относительно положения Астрахани. Жду ответа. Механошин»

Военное положение Астрахани летом 1919 года резко ухудшилось. 30 июня был захвачен Царицын. Казачья дивизия Мамонтова заняла станции Владимирская и Ахтуба на железной дороге Астрахань-Саратов. Создалась прямая угроза захвата города. В Астрахань по указанию реввоенсовета РСФСР направляются В. В. Куйбышев (член РВС Южной группы войск), К. К. Юренев (в июле — член РВС РСФСР и одновременно член РВС Восточного фронта). Они проводят ряд действий по укреплению обороны города. Создается Астраханская группа войск, куда входит и 11-я Красная Армия. Надо отметить, что судьба 11-й армии драматична. Она несколько раз переформировывалась, менялась ее подчиненность в оперативном отношении: то главкому РСФСР, то Южного фронта, то Юго-Восточного фронта. С июня по 14 августа 1919 года она вошла в состав Астраханской группы войск.

Реввоенсовет РСФСР своим приказом объединяет Астраханско-Каспийскую флотилию с Волжско-Каспийской флотилией. Ее командующим становится Федор Федорович Раскольников.Благодаря своевременно предпринятым реввоенсоветом РСФСР мерам, героическим действиям бойцов и командиров 34-й стрелковой и 7-й кавалерийской дивизий угроза прорыва белых к Астрахани была ликвидирована, 30 июля казачьи дивизии Мамонтова были отброшены от Ахтубы к Владимировке. Еще раньше Киров получил указание ЦК РКП(б) готовится к подпольной работе на территории Дагестана. В связи с этим он в июле-августе 1919 года уже не являлся членом РВС 11-й армии. На него была возложена вся координация подпольной работы на Северном Кавказе и в Закавказье.


(Реввоенсовет 11-й армии (декабрь 1919 — март 1920 гг.) справа налево: К. Л. Мехоношин, С. М. Киров, Квиркелия, М. И. Василенко, Л. К. Ремезов. Воронков)

На фоне тяжелейшего военного положения Астрахани продолжала нарастать напряженность в отношениях между Аристовым и Атарбековым. Валериан Владимирович Куйбышев и Михаил Васильевич Фрунзе были вынуждены лично вмешаться в этот конфликт. Срочно созданный реввоенсовет Астраханской группы войск усиливает политическую работу среди военнослужащих, коммунистов, рабочих. 16 июля 1919 года Юренев телеграфирует сразу в три адреса: ЦК РКП(б), реввоенсовет южной группы войск и штаб 34-й дивизии Куйбышеву: «Признаем настоятельно необходимым положение Астраханском районе и полного отсутствия политработников оставить тов. Кирова Астрахани. Впредь до Вашего заключения отдаем тов. Кирову распоряжение остаться в Астрахани».

Между тем личная неприязнь между Атарбековым и Аристовым усиливалась. Последний направил в ЦК РКП(б) письмо, в котором обжаловал ряд нарушений, допущенных Атарбековым. В ночь с 24 на 25 июля Аристов объявил себя военным диктатором. Воинские части, стоявшие в Астрахани, подчинились ему. Аристов арестовал почти весь состав Астраханской чрезвычайной комиссии и единолично приговорил их всех к расстрелу. Киров, используя свои личные хорошие взаимоотношения с Аристовым и опираясь на часть военных астраханского гарнизона, добился отсрочки исполнения приговора.

Реввоенсовет Астраханской группы войск в составе Ф. Ф. Раскольникова, П. Г. Галактионова, В. В. Куйбышева, В. А. Тронина и М. В. Фрунзе послал во все воинские части на территории Астраханского края телефонограмму. В ней сообщалось об акции Аристова и требовалось неукоснительно выполнять все приказы реввоенсовета края. Первый РВС предусматривал передачу всех арестованных чекистов под охрану армейских частей, подчиненных РВС края. Аристов этот приказ исполнил беспрекословно.

По указанию ЦК РКП(б) для проверки случившегося была создана комиссия. В ее состав был включен и Киров. В Центральном партийном архиве хранится мандат за № 5434 ЦК РКП(б) от 11 августа 1919 года. Он гласит: «ЦК РКП(б) поручает тов. Кирову разобрать конфликт, возникший между Особым отделом ЧК и Астраханским гарнизоном»1. Мандат подписан секретарем ЦК Еленой Дмитриевной Стасовой и заверен печатью ЦК. По-видимому, такой же мандат получил и другой член комиссии В. В. Куйбышев.

Оба члена комиссии были единодушны в оценке конфликта: в возникновении столь сложной ситуации виноваты и Атарбеков, и Аристов, однако комиссия ЦК посчитала нецелесообразным возвращение Атарбекова в Астрахань и нежелательным дальнейшее пребывание в городе и Аристова. Комиссию поддержала Стасова. При разборе этого дела и выводов комиссии в самом ЦК РКП(б) Сталин, Дзержинский и Стасова посчитали, что суть конфликта в кляузах и склоке.По распоряжению ЦК оба виновника были Направлены на другую работу: Аристов — с октября 1919 года — комиссар Московского коммунистического полка, Атарбеков — начальник особого отдела ВЧК в Москве.

Между тем есть проблемы, в том числе и в деятельности Кирова по же Астрахани, которые требуют тщательного научного анализа.

Киров действительно играл значительную роль в обороне Астрахани. Он часто выступал перед красноармейцами 11-й Красной Армии, рабочими, казаками, интеллигенцией, женщинами города. До наших к дошло более 40 его выступлений, опубликованных в газетах «Коммунисст» и «Красный воин». Здесь впервые проявились его организаторские способности, умение доверительно говорить с различными социальными слоями населения.

И все-таки историки и публицисты несколько преувеличивают роль Кирова в обороне Астрахани, называя ее решающей, особенно в первую половину 1919 года. Тогда первую скрипку играли такие личности, как Механошин, Сакс, Бабкин, Атарбеков, Орджоникидзе, Куйбышев, Фрунзе.

Во второй половине 1919 года роль Кирова уже более значительна. И это косвенно подтверждается документами: в архивах хранится большое число телеграмм, донесений, направленных за подписью либо одного Кирова, либо совместно с Бабкиным, Механошиным, Раскольниковым в адрес ЦК РКП(б), Ленину, Троцкому, Склянскому по поводу решения кадровых вопросов, операций на фронте, успехов Красной Армии. Имеются также письма Кирова, адресованные бакинским коммунистам, по поводу добычи и перевозки нефти, организации подпольной работы.

Высокая оценка роли С. М. Кирова в битве за Астрахань во второй половине 1919 года связывается прежде всего с ленинским документом, ставшим определяющим для обороны города. Речь идет о ленинском указании члену реввоенсовета 11-й армии Кирову: «Астрахань защищать до конца». Впервые это ленинское указание публиковалось без ссылки на источник в предисловии, написанном Б. П. Позерном к книге «Киров С. М. Статьи и речи (1912—1921 гг.)».

Во второй половине 1919 года Киров становится все более заметной фигурой среди политических организаторов Астраханского края. Неслучайно, что именно против Кирова осенью 1919 года была предпринята провокация с целью его компрометации. Предоставим слово документу. Он адресован в реввоенсовет Юго-Восточного фронта, копия — в ревтрибунал Юго-Восточного фронта, копия — в ЦК партии, копия — в ВЧК, копия — в политуправление войск внутренней охраны. Документ объемный. Дается в сокращении.

«... На днях в Астрахани, очевидно белогвардейцами, была создана гнусная провокация против члена Ревсовета т. Кирова и затем Ревсовета в целом, поддержанная группой ответственных советских работников. Создав легенду о том, что т. Киров — Илиодор, губвоенком Чугунов и другие ночью, дав приказ гарнизону быть в полной боевой готовности, подвергли обыску и временному аресту т. Кирова. Провокация этим не ограничилась. Следствие показало, что выступавшие были намерены арестовать весь состав Ревсовета. Дабы пресечь провокацию, крайне опасную в переживаемый момент, Ревтрибунал армии решил немедленно арестовать всех участников этой авантюры: командира бригады войск внутренней охраны Кротова, командира роты... (фамилия неразборчива. — А. К.), политкома полка Пашкова, секретаря губисполкома Иванова, члена коллегии губсовнархоза Рокаты, сестру милосердия Вассерман, тов. пред. военкома Чугунов отстранен от должности и вызван в штаб Туркфронта. Бригаду от Кротова согласно приказа командарма XI армии принял т. Волков. Арест вышеобозначенных лиц санкционирован объединенным совещанием реввоенсовета XI армии, представителей губернского комитета и губисполкома и уполномоченными совета обороны республики и ЦК партии. Подробности высылаем нарочными...».



Провокация против Кирова готовилась заранее. Нельзя исключить причастность к этой акции астраханского духовенства. Дело в том, что бывший иеромонах Илиодор, так же как ректор Духовной академии отец Феофан и епископ Саратовский Гермоген были в свое время теми, ктo способствовал созданию вокруг фигуры Распутина «ореола святости». Особенно в этом преуспел молодой фанатик — монах Илиодор. Ревностный почитатель православной религии, он проповедовал строгое подчинение православной вере и абсолютному самодержавию. Но самодержец должен править так, чтобы все люди были братья, имеющие равные права, без различия сословий. Причем носителем святости, воплощением Христа он видел Распутина.Эта провокация не остановила действий астраханского руководства по укреплений обороны города. 11-я Красная Армия совместно с Волжско-Каспийской флотилией отбросила полностью белых от Астрахани.

1 декабря 1919 года Киров и Бутягин телеграфировали в Москву о полной ликвидации белого астраханского казачества:«Передовые части XI армии стоят уже на рубеже Терской области и скоро подадут свою мощную братскую руку горящему революционным пламенем Северному Кавказу».

источники: http://refdb.ru/look/2286190-pall.html
http://newrezume.org/news/2016-06-15-14928
http://damir-sh.livejournal.com/596256.html
http://newrezume.org/news/2016-06-15-14928
http://forum.astrakhan.ru/index.php?showtopic=99354
Tags: #Астрахань, #История Астрахани, Гражданская война, Сергей Киров
Subscribe
promo gluhovski_igor july 17, 23:41 1
Buy for 30 tokens
Астраханские кафе и рестораны возобновляют свою работу.Многие из них из-за ограничений по коронавирусу находятся буквально на грани банкротства.Наконец то у них появилась возможность спасти этот без сомнения нужный для горожан бизнес. Кафе София расположено прямо в центре Астрахани.С одной…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment