Игорь Глуховский (gluhovski_igor) wrote,
Игорь Глуховский
gluhovski_igor

Category:

ВЭБ для президента: Игорь Шувалов будет отвечать за экономический рост

Назначение Игоря Шувалова во Внешэкономбанк легко было принять за почетную отставку. Пост председателя госкорпорации с репутацией держателя плохих долгов по сравнению с ролью первого вице-премьера и куратора социально-экономической политики — явное понижение по службе. Но особенности нового экономического плана правительства показывают, что такая интерпретация ошибочна.



С первых же дней в ВЭБе Шувалов развернул активную деятельность. Было объявлено о масштабной оптимизации штата госкопорации, переносе штаб-квартиры в новое здание и подготовке новой стратегии развития при участии консалтинговой компании из «большой тройки». Недавно стало известно, что финансовой базой реформы станет около 1 трлн рублей бюджетных денег на докапитализацию и погашение внешних займов банка развития, а ее символическим завершением — переименование Внешэкономбанка в «Национальный институт развития «ВЭБ.РФ».

Перезапуск и усиление ВЭБа не объясняется одними лишь личными амбициями нового руководителя. Расширение функционала института развития тесно связано со специфической конфигурацией финансово-экономического блока правительства, из которого полностью выпало звено, ответственное за вопросы ускорения экономического роста.

Дело в том, что преемник Шувалова в должности первого вице—премьера Антон Силуанов — одновременно министр финансов с многолетним стажем. Его «бухгалтерское начало» находится в конфликте с задачей запуска экономического роста. Нет сомнений, что побеждает хранитель казны: усилиями Минфина за следующие 3 года в резервных фондах накопится не меньше 14 трлн рублей — вместо того, чтобы работать на благо населения.

Проблемы запуска роста мог быть взять на себя Максим Орешкин — инвестиционную модель развития активнее всех продвигало Минэкономразвития. Но в том, что касается практической реализации этой стратегии, роль Орешкина пока что практически незаметна.

Этот управленческий вакуум и обеспечил рост полномочий ВЭБа: экономическим «прорывом», если использовать терминологию майского указа, будет заниматься именно он.

ВЭБ должен стать не только главным исполнителем поручений президента, но и координатором других институтов развития с функцией «комплексного сопровождения проектов», причем формально независимым от воли правительства.

В ближайшие пять лет ВЭБ профинансирует проекты на общую сумму 3 трлн рублей. Шувалов подчеркивает, что фабрика проектного финансирования будет работать в тесном партнерстве с коммерческими банками. Это попытка отойти от модели «кредитного монолайнера», при которой в 90% проектов ВЭБ выступал в качестве единственного кредитора.

При этом сохранится категория «общегосударственных проектов», участие в которых не предполагает критерия безубыточности. Какая часть портфеля будет отдана под них при Шувалове — пока неизвестно, но в прошлые годы ВЭБ уже отметился тратой сотен миллиардов рублей на некоммерческие политизированные проекты (олимпийские стройки, скупка промышленных предприятий в Донбассе и так далее).

Последние два года деятельность ВЭБа была фактически заморожена для решения проблемы плохих долгов.

В прошлом году ВЭБ получил рекордный чистый убыток в 288 млрд рублей. К 2018 году банк развития должен был выйти в прибыль, но на сегодняшний день «расчистка» баланса все еще далека от завершения. Даже избавившись от проблемных активов, которых у ВЭБа почти половина, госкорпорации придется искать дешевое фондирование для возобновления инвестиционной деятельности. Часть необходимых денег правительство вынет из своих кубышек, а другую часть, надо полагать, обеспечат пенсионные накопления 36 млн «молчунов», которыми будет распоряжаться ВЭБ на правах НПФ.

Впрочем, даже если правительство зальет обновленный ВЭБ дешевыми деньгами, реальному положению дел в экономике это не поможет. Эксперты института «Центр развития» ВШЭ в последнем выпуске бюллетеня «Комментарии о Государстве и Бизнесе» ставят российской экономике такой диагноз, который не лечится наращиванием инвестиций в основной капитал. Стагнация началась еще в 2010—2012 годах, когда темпы прироста инвестиций были выше целевых показателей правительства. Сейчас российская промышленность вошла в очередную инвестиционную паузу из—за общего торможения экономики. Рост инвестиций — не причина, а следствие роста ВВП, считают эксперты ВШЭ.

За этой дискуссией стоят конкурирующие теоретические подходы к экономике. Один из них видит причину низких темпов роста в недостаточном инфраструктурном строительстве, другой — в слабом внутреннем спросе и плохом инвестиционном климате. Спорить о том, какой из этих взглядов ближе к истине, в российском контексте не имеет смысла. Правительство будет реализовывать ту программу, которая выглядит единственно выполнимой: директивно нарастит государственно—частные инвестиции, а структурные проблемы отложит на потом. В конце концов, так гласит майский указ, догмы которого не решится оспаривать даже самый прогрессивный институт развития в стране.



автор Арнольд Хачатуров




Tags: банк, деньги, путинская Россия, чиновники
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo gluhovski_igor june 15, 10:49 14
Buy for 30 tokens
До недавнего времени думал, что Почте России мало хорошей альтернативы. Но я ошибался. И когда, к слову сказать, по случайности, столкнулся с работой компании СДЭК, я понял для себя : больше никакой "почты". Только СДЭК. Порадовала новая услуга компании для граждан…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments